Отключить

Купить билеты

Пресса

О дивный новый Гоголь

19 января 2021
Александра Таянчина

На январь назначена премьера спектакля по «Петербургским повестям» Гоголя от команды Красноярского ТЮЗа – Даниила Ахмедова, Романа Феодори и Евгении Терехиной. Судя по тизерам, это будет большое событие! После беседы с художественным руководителем театра Романом Феодори сомнений не осталось: такого Гоголя мы еще не видели. Ждем!

Всегда важно рассматривать культурное явление в контексте, определять место спектакля в театральном процессе. В этом смысле интересно задать вопрос, закономерно ли то, что этот спектакль появился в репертуаре именно сейчас?

Это второй спектакль Даниила Ахмедова, в котором он выступает одновременно и художником по костюмам, и сценографом, и режиссером. Я беру на себя миссию художественного руководителя постановки, консультанта со стороны, с которым можно поговорить на уровне замысла и реализации. Если говорить о ключевом направлении, в котором работает Даниил, это визуальный и пластический театр, театр образа и впечатления. Поэтому для Даниила появление этой истории вполне закономерно. Спектакль «Гоголь.Экспонаты», сюжет строится на цикле «Петербургские повести» Гоголя. Смысловым ядром сюжета станут две повести – «Невский проспект» и «Шинель». Мы хотим подчеркнуть, что новый спектакль – это самостоятельное художественное высказывание, а не иллюстрация произведений Гоголя. Даниил не историк или литературовед, поэтому в спектакле он не будет рассказывать, чем жил Петербург во времена Гоголя, каким был в это время писатель, скорее это фантазии на тему материала. Эта постановка – поле для игры. Режиссер вместе с актерами, хореографами, композитором создаст свою индивидуальную, эксклюзивную историю. Нашему театру всегда интересны эксперименты. Даниил в этом спектакле уходит от того каскада аттракционов и впечатлений, которые были, например, в «Алиsе», и сосредоточивается на более глубокой проработке персонажей, событий и образов. Поэтому не стоит ждать в этом спектакле феерии, – как режиссер он идет по другому пути.

Значит ли это, что у спектакля будет более аскетичная форма?

Мне нравится понятие «смыслообразующая форма». Форма и смысл – это как два сообщающихся сосуда. Форма без смысла – это физкультура и нагромождение непонятных прибамбасов. Если наоборот есть куча смыслов, которые кишат на сцене, но этому не задана форма, тогда все расползется. Когда эти понятия объединены в одно, рождается что-то очень интересное.

Эскизы Д. Ахмедова. Костюмы к спектаклю «Гоголь. Экспонаты»

Неминуемо возникает вопрос об актуальности. Конечно, мы говорим о Гоголе, классике русской литературы, но интересно, чем Гоголь 19 века, будет отличаться от Гоголя в 2020-х. На чем в содержательном плане делается акцент?

Сказать с точностью, каким был Гоголь в 19 веке невозможно. Тем и прекрасны классические произведения, что они всегда актуальны в силу погружения в человеческую природу, а она не меняется. Появляются гаджеты, повозки сменяются высокотехнологичными видами транспорта, а человеческая природа остается такой же противоречивой, тонкой и сложной. Именно поэтому Даниил включился в гоголевскую историю. Не менее важна мистическая составляющая в биографии писателя, и в образ Петербурга. Кстати, Даниил получал первое образование лингвиста-переводчика именно в Петербурге, провел в этом городе много времени, поэтому ему близка среда и атмосфера.

Перед постановочной группой стоит задача совместить все эти образы и литературную первооснову. Но работа над спектаклем по творчеству Гоголя – это работа с традицией, не только литературной, но и со всем бэкграундом постановок, которые существуют. Как команда работает с материалом? 

Если в спектакле «Алиsа» Даниил сознательно работал с историей этого материала, именно на этом строился его постмодернистский метод, то в спектакле «Гоголь. Экспонаты» он категорически не включается в историю воплощений в кино или на сцене, стремится нащупать свою линию. Совместно с хореографом Марией Сиукаевой и художником Ольгой Никитиной команда постановки не тянет за собой шлейф всех образов, связанных с Гоголем. Это оригинальная история. Конечно, сквозь нее может проглядывать образ писателя, но это Гоголь всей постановочной группы – тот Гоголь, которым видит его режиссер, композитор, хореограф.

В спектакле будет задействовано околотеатральное пространство. Что это будет, и какой смысл вы в это вкладываете?

Специально для этого проекта в Красноярск приглашена художница Ольга Никитина, выпускница ГИТИСа, ученица Дмитрия Крымова, которая много и плодотворно работает в российских театрах. Она будет художественно осваивать пространство. К премьере театр наполнится необычными арт-объектами, погружающими зрителей в атмосферу гоголевского Петербурга.

Николай Васильевич Гоголь – главный мистификатор русской литературы. Его произведения полны фантасмагорий и гротеска. Это повлияло на визуальное решение спектакля?

Одна из черт художественного почерка Даниила Ахмедова – это ощущение, будто бы на сцене ничего нет, но в то же время на ней рождается что-то удивительное. У режиссёра есть много интересных задумок, но все их роднит общее ощущение минимализма, которое создает художественный образ. Основная задача режиссера и художника этого спектакля – отсечь все лишнее и не загромождать пространство. Деталь, которая возникает в сценографии или костюме – всегда такова, что без нее нельзя обойтись. В целом мне кажется, что главное в работе художника и режиссера – это жесточайший отбор выразительных средств. Мучительный поиск и отсечение всего лишнего – на этом строится поисковый процесс создания спектакля.

Всякий раз когда художник берется за новое высказывание, он старается обнулиться, найти новую интонацию.

Как проходит репетиционный процесс? 

Даниил очень интересно работает с артистами. Обычно режиссер вынашивает идею больше двух-трех лет и у него уже есть определенное представление о спектакле, но когда в эту историю включаются артисты, начинается большой вдумчивый несуетливый, почти лабораторный процесс. Он строится на импровизациях, этюдах, разборе ситуаций, миллионе проб. После этого артисты останавливаются на том, что им действительно интересно, начинают развивать сцену или решение. При этом никто не застрахован от того, что внезапно может прийти понимание, что эта ситуация ни к чему не ведет, нужно избавиться от нее и привнести что-то новое. Этот этап очень изматывающий и энергозатратный, нужно постоянно находиться в тонусе, сочинять и в то же время от чего-то отказываться. Здесь можно провести аналогию с ловцами жемчуга, которые делают тысячи погружений за раковинами, чтобы добыть жемчужину. Так же артисты и постановщики постоянно погружаются в поиск, пытаются понять интересно это зрителю или нет, будет ли это уместно в именно в этом спектакле. При этом нужно смотреть на спектакль глазами врага, потому что вполне может оказаться, что зрителю это будет совсем неинтересно. Кроме того, все элементы спектакля должны совпадать с ощущением режиссера от автора, ни одна из сцен не должна выпадать из общей канвы. При помощи этого исследовательского подхода артисты и постановщики разрабатывают собственные правила и постепенно нащупывают свой спектакль. Способ существования артиста в спектакле всегда определяется опытным путем.

Какая постановочная команда работает над спектаклем? Какой будет общая эстетика спектакля, музыка, свет?

Хореографом спектакля выступает Мария Сиукаева, она уже работала в команде нашего театра над постановками «Мухи» и «Хроники Нарнии. Племянник чародея». Мария взяла на себя пластическую составляющую. Композитор Евгения Терехина специально для этого спектакля предложила очень интересную разработку: она написала единую музыкальную тему, которая интерпретируется в разных вариациях и тональностях по ходу всего спектакля. Художник по свету Тарас Михалевский уже давно работает в нашей команде, он присоединится к работе на финальном этапе. 

Есть ли у спектакля генеральная тема?

Спектакль охватывает много важных вопросов. Все ли мы вышли из гоголевской шинели? Куда приводят мечты и чем оборачиваются? Какой выбрать путь и куда он приведет? Есть ли во всем происходящем неизбежная доля фатальности? Все эти темы и многие другие сосредоточены внутри литературного материала, повестей Гоголя. Воплощенные режиссером Ахмедовым они соединятся в большую историю, которую будет интересно осмыслить. Важно, что для каждого этого будет свой спектакль, каждый расскажет свой сюжет и он будет верным. Суть хорошего театра, на мой взгляд, как раз в том, что он больше не указывает, куда смотреть и про что думать. Мне кажется, это уже дурной тон, когда режиссер что-то понял и транслирует эту мысль, чтобы все ее поняли. В хорошем театре каждый зритель – соавтор. Мы оставляем за зрителями право посмотреть тот спектакль, который они бы хотели увидеть, который родится в их голове в этот момент, без императивных высказываний в духе «что хорошо, а что  плохо». Зритель такой же креатор, как мы, создатели этого спектакля. ТЮЗ уважает своего зрителя и предлагает всем стать участниками творческого процесса. Я всегда обращаю внимание на зрителей, которые приходят к нам в театр, и понимаю, что часто они впереди нас, потому что театр для них – это только маленькая частица жизни, в отличие от нас, для которых в нем сосредоточено все.

В безумии гибнут герои повестей. Как вы трактуете мотив безумия? Это художественное средство?

Вы правы, системные сбои, которые происходят в логичном существовании людей в Петербурге, составляют важную часть спектакля. Гоголь не исследует патологию как таковую, в его фокусе все-таки жизнь нормального человека, в которую вдруг вмешиваются обстоятельства, заставляющие его менять маршрут. Для трактовки этого мотива придуманы определённые ходы и сцены, режиссер активно с этим работает. Вспомните «Невский проспект», в котором художник следует по улице за прекрасной женщиной, затем она приходит к нему во сне, со временем герой начинает путать сон с явью, хочет поскорее заснуть, а потом прибегает к средствам, чтобы намеренно смазывать сознание.  Сама метафора, когда человек перестает понимать, где явь, а где сон, очень важна. Если говорить о приеме, использованном в «Портрете», то сегодня вообще невозможно представить себе триллеры и хорроры без приема постоянного просыпания, когда человек не может вырваться из этого пространства бесконечного сна, теряет связь с реальностью. В этом смысле мне кажется, что то, как это сделано в повести Гоголя, дало толчок развитию кинематографа.

 

Текст: Александра Таянчина   Фото: Фрол Подлесный

Журнал «Собака» Красноярск

 декабрь 2020

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00



По срочным вопросам обмена и возврата билетов:
Зав. билетным столом: +7 (908) 201-68-61 (Надежда Николаевна Жеребор)
Почта по вопросам возврата и обмена электронных билетов: kassa@ktyz.ru

© 2012 — 2021 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»

 

bus.gov.ru

Результаты НОК