Отключить

Купить билеты

Пресса

Старик Астафьев нас заметил... «Ему всегда было до Будущего!»

07 апреля 2004

«Фонд создан при участии Виктора Петровича, а главное — с его яростной идеей — поддержать молодые таланты!.. Ему всегда было до Будущего! Оно его тревожило и мучило… Он хотел вырастить Будущее. Он желал этого так сильно, что оно уже начало расти».

Евгения КУЗНЕЦОВА, президент фонда им. В. П. Астафьева

Артист ТЮЗа Анатолий КобельковПо правде говоря, этот текст я писала трудно. Заходила с разных сторон и раз за разом спотыкалась. Не то! Не получается сложить буквы — их всего-то 33! — в слова, надлежащие случаю!

То есть можно, конечно, упростить задачу и, не мудрствуя, пересказать историю. Дескать, фонд им. Астафьева создан в 1994 году по инициативе компании «Аско» и конкретно — Андрея Лукашева, ее руководителя, при участии «Пикры» и «Красцветмета». Со временем к учредителям-зачинателям присоединились и другие меценаты: РусАл, KrasAir, Сбербанк России, Банк Москвы, издательская группа «Империум» (выпускающая «Комок»). Астафьев же — он сам послевоенную юность прожил ох как трудно и оттого понимал, сколь нужна молодым поддержка: и моральная, и, не ханжествуя, материальная — Астафьев дал почину свое имя. Благословил. Поначалу он лично определял лауреатов. Потом стало не до того — нездоровилось, и решение о премируемых принимало жюри. В 2002-м, посмертном, премии не вручались… Но еще при жизни писателя, в мае 2001-го, во главе фонда встала Евгения Кузнецова — давний и верный Виктор-Петровичев друг, и деятельность организации сразу же сделалась насыщеннее, весомее — соответственнее личности человека, чье имя она носит. Благими деяниями заполнились паузы между чествованиями лауреатов. Фонд оказывал поддержку фестивалю-конкурсу вокалистов им. Словцова. Детско-юношескому спортивному турниру «Кубок Астафьева». Астафьевским чтениям. Журналу «День и ночь». И, между прочим, дополнительные 7000 к пенсии Виктору Петровичу перечислял тоже фонд его имени — после того, как красноярские законодатели опозорились на весь мир, поскупившись на повышенные пенсионные из государственного кармана. Но все же главным оставалось (и остается) поощрение молодых литераторов, журналистов, артистов Красноярского края, а впоследствии — всей Сибири. За десять лет уже двадцать с лишним человек получили этот «знак качества» — астафьевскую премию.

Тут, по логике, надлежит назвать всех поименно. Но… Едва я приступала к списку, как уже ни в какую не могла отделаться от мысли, что немудреное перечисление: имен, дат, вех — выходит слишком сухим и отстраненным. Для астафьевской-то лауреатки! Я ведь тоже в числе отмеченных, а, значит, не имею права писать серо и невыразительно.

Однако потуги «поддать чувств» приводили к пошлому пафосу вроде: «Вот уже десять лет под его солнцем распускается молодая поросль». Выспренная нелепая фраза! Хотя… Такая ли уж нелепая?

Фото с прошлогоднего награждения: на стене овсянковской библиотеки — портрет Астафьева, сделан явно в погожую минутку: Виктор Петрович на нем весь лучится, а под этим солнечным портретом — мы, лауреаты, сияющие, точно и впрямь на пригреве. Помню, когда фотографировались, Валентина Ярошевская подталкивала нас — Славу Миронова, Женю Бочкарева, Алексея Песегова и меня — друг к другу, приговаривала: «Что ж вы друг от дружки шарахаетесь?! Вы теперь должны дружить!» Но мы, судя по снимку, где все на почтительном расстоянии один от другого, так и не поняли, чего от нас хотят, — шалые от счастья. День этот казался самым важным в жизни. Путь завершен. Цель достигнута. Высота взята. А после пришел страх. Потому что, если ты на вершине, в какую сторону ни шагни — шагнешь вниз, к спуску, но и топтаться на месте нельзя…

А впрочем, рефлексии по поводу своего лауреатства смахивали на нескромное яканье. И текст решительно не получался…

Выход нашелся, когда я внимательнее вчиталась в слова Евгении Георгиевны Кузнецовой — те, что вынесены в начало. Писать стоит не о фонде. И не об Астафьеве. И не потому даже, что силенок не хватает. А потому, что Астафьев — фигура несомненная, и не надо тут лишних слов, и так уже велик риск заговорить, «заюбилеить». То, что делает фонд, тоже сомнению не подлежит. Но вот лауреаты-«астафьевцы» — о них (и с ними) говорить следует. Ведь это они — Будущее, до которого ему было. Будущее, которое, оправдывая надежды, уже становится настоящим.

«ДРУЗЬЯ, ПРЕКРАСЕН НАШ СОЮЗ!»

Марина САВВИНЫХ — самая первая астафьевская лауреатка, премию получила в 1995-м — за «Фамильное серебро», книгу стихов. Нынче Марина Олеговна сама в жюри астафьевского конкурса. И еще она, если формально и по-деловому, — директор, а если по сути, — душа Красноярского литературного лицея. Об «астафьевке» Саввиных говорит: «У меня крылья выросли!»

— Я почувствовала, что я могу! Не только писать могу, но и в реальном деле в силах реализоваться. Астафьев меня не просто заметил-наградил, он еще и из замкнутого моего мирка к людям вывел, к жизни. Именно после премии я начала создавать проект лицея. Виктор Петрович и тут поддерживал, опекал… Причастность к Астафьеву дорогого стоит: люди могут не знать, кто ты, что ты, но то, что ты осенена именем Самого! Одно это вызывает уважение!.. Еще церемонию вручения помню: гостиная краевой научной библиотеки — зальчик-крохотулька, и мероприятие от этого — камерное, словно посвящение, инициация. Резонанс льстил. Хотя газеты подлили дегтя — корили тем, что мне за тридцать, а премия для молодых, никто не вникал, что премированные стихи я написала в юности. Однажды огрызнулась: «О да! Я такая древняя, что помню палеолит!» А вот материальная составляющая премии меня не волновала, даже не вспомню, на что ушли деньги…

«НА ПРИЧИТАЮЩУЮСЯ МНЕ ПРЕМИЮ…»

«Так куда же Вы пропали?» — написала я даже не как журналист, а как поклонница САФРОНОВА, блиставшего на сцене пушкинского в «Чужом ребенке», в «Одновременно», в «Великолепном рогоносце». Блиставшего и в оперном — в 2001 году, на церемонии вручения премии. Вот, что ответил Женя по «электронке»: «Я в Москве, развиваю свою компанию Party’sson, фирма организует праздники. От театра отошел. Мысли о кино и озвучивании фильмов, правда, остались, но только мысли. О том, что я — „астафьевец“, конечно, помню. Это на всю жизнь. Это здорово. Почетно. Престижно. Правда, у меня тогда „крышу снесло“ — началось (слава богу, непродолжительное) звездное недомогание… Что до премиальных, то „на причитающуюся мне премию…“ Ну конечно! Автомобиль! В смысле, машина у меня имелась, но я ее продал, добавил „астафьевские“ $1000 и купил другую, лучше».

УЩИПНИТЕ МЕНЯ!

— Я была ошарашена! — вспоминает «комковская» журналистка-лауреатка Надя СТОЛЯРЧУК. — Уже стояла с конвертиком в дрожащих руках — и все равно думала: «Ну не правда это! Не верю! Вот-вот конверт отнимут…» На тот момент (в 1998-м) я только пришла в журналистику и писала совсем по-ученически. Какая уж тут премия?! Я до сих пор считаю, что получила ее незаслуженно — не доросла тогда до нее еще.
— Но конверт не отняли.

— На премиальные я купила компьютер. Его, правда, потом украли…
— Ты гордишься тем, что ты — астафьевская лауреатка?
— Позавчера мы с приятелем, который «Учитель года», пошли гулять. Идем — пиво пьем, курим. А он орет: «Люди, вы верите, что перед вами — „Учитель года“ и лауреат премии Виктора Астафьева?!» А если серьезно… Горжусь — по-тихому. Во всеуслышанье о лауреатстве не говорю. Кому многое дано — с того многое спросится. Конечно, стараешься соответствовать своему статусу, но получается не всегда, а раз так — зачем о статусе напоминать? Чтобы кто-то, прочтя не самую сильную твою статью, подумал: «Ну вот! А еще астафьевская!»?

ГДЕ МОРЕ И ГДЕ ДАЧА

— Что из церемонии награждения запомнилось? — спрашиваю у Татьяны ДОЛГОПОЛОВОЙ. Она получила премию за стихотворную рукопись «Лепта» в 2001 году. Вручали как никогда торжественно — в оперном театре. Организаторы хотели сделать приятно Виктору Петровичу, прикованному к постели.
— Лестница запомнилась. Черная. Заплеванная. Это ведь на сцене — фанфары, а мы, лауреаты, во время концерта стояли за кулисами и видели только лестницу.
— Довольно цинично.

— Откровенно. Дело в том, что я ровно отношусь к «астафьевке». Стремиться к премии я не стремилась. Помочь мне чем-то она не помогла. На самоощущение не повлияла. Деньги? Не такие уж они великие, квартиры не купишь. Оценка Астафьева? Он читал мои стихи. И сказал, прочитавши, а мне потом передали: «Хорошие стихи, но очень бабские!» Меня это порадовало: я же все-таки баба! Так что… Да, я довольна. Как еще реагировать?.. Тут вот что: я к премии «приехала в последнем вагоне» — мне уже 29 было. Может, поэтому и нет каких-то щенячьих восторгов.
— А если бы получила в 20?
— Тогда — да! Тогда это было бы нужнее и важнее.
— Причастность к Виктору Петровичу ты тоже не ощущаешь?
— О чем ты?! Где море и где дача!

ХУДОЖНИК ГОЛОДАТЬ НЕ ДОЛЖЕН!

На «Театральной весне-2003» Анатолий КОБЕЛЬКОВ получил приз «За лучшую мужскую роль в драматическим спектакле» (Кочкарев в «Женитьбе»). В этом году он отмечен Красноярским СТД за лучшую роль-эпизод (м-р Форд в «Поллианне»). И, кроме того, за творческую инициативу отмечена опера-авангард «Чудная баба», где он непосредственно Бабу и играет. Словом, астафьевскую премию, присужденную по итогам 1995 года, артист оправдал многажды. Но сам главным оправданием считает не регалии, а тот факт, что уже 12 лет служит в красноярском ТЮЗе.

— Многие уходят из профессии, — говорит Анатолий. — И думы эти окаянные: «А не напрасно ли то, что ты делаешь? А нужен ли театр современному миру?» И вечное актерское бессеребреничество… Кстати, насколько я знаю, Виктор Петрович к премии своего имени относился, в первую очередь, как к материальному подспорью, а потом уже как к какому-то знаку почета. Доставало ему и иронии, и здравого смысла — понимал, что не до почета, коли нищета заедает!.. Я на премиальные наконец-то купил фортепиано жене — Оля преподаватель музыки, малыш у нас растет… Станет старше, расскажу, как Астафьев мне руку жал.

К слову, в ТЮЗе восстанавливается спектакль «Звездопад» по повести Виктора Астафьева. Кобельков в нем играет Рюрика.

ЭТО ЭВЕРЕСТ!

Астафьевская премия для меня — Эверест. И самоутверждение. Ты написал что-то стоящее. Ты не зря не спал, выворачивал душу. Ну и, как бы ни было банально, не зря прожил жизнь. В момент награждения, естественно, распирала гордость. Рядом — жена и сын, они тоже горды и счастливы за меня. Это же здорово, когда сын гордится отцом!.. Потом, конечно, понял, что, кроме гордости, есть ответственность. Нельзя халтурить. Нельзя писать плохо. А писать я продолжаю. Тема? Та же. Война. Издаюсь. Год после премии прошел успешно, очень. В питерском издательстве «Крылов» вышли две мои новые книги: «Не моя война» и «Капище», там же переиздана «премиальная» «Я был на этой войне». Скромно отмечаю в сопроводительном письме в издательство: «Лауреат такой-то премии». Это сразу вызывает интерес к книжке. Что мне и надо. А потратил премию я с толком! Пять лет копил на машину, и тут враз — плюс тысяча долларов! Купил Toyota-Caldina 93-го года выпуска. Осуществил мечту!

Вячеслав МИРОНОВ, лауреат премии фонда им. Астафьева по итогам 2001-2002 годов

ГЛАВНОЕ В ПИСАТЕЛЕ — ЗАДНИЦА

Кажется, что Виктор Петрович не должен был бы меня жаловать. Ведь, с точки зрения нормального деревенщика, то, что я делаю… ну, в лучшем случае, бессодержательность, в худшем — просто сатанизм. Но Астафьев — действительно великий русский писатель. Без всяких ироничных кавычек. А лучшие — вне ограниченности. Мы с ним говорили тогда. Был он, помню, приветлив. Такой простой. Сказал, что главное в писателе — задница. Сказал, что именно за это — за упорство — ценит писателя посильнее, чем поэта… Куда премия делась? Первое, что с нее куплено в тот же вечер — бутылка вина. Помню, она разбилась… То, что не ушло на пиво летом 2000-го, кануло на банковский депозит.

Александр СИЛАЕВ, лауреат премии фонда им. Астафьева по итогам 1999 года (Саша поскромничал и не упомянул в своей скорой заметке, что в 2003-м он стал лауреатом всероссийской (!) литературной премии «Дебют», а в московском издательстве «Столица-принт» вышли сразу две его книжки: «Подлое сердце Родины» и «Недомут». — Н. С.)

ОНИ ДЕРЖАТ МАРКУ

Прочие «астафьевцы» тоже не затерялись в жизни, не сгинули. И это значит: премию дали тем, кто ее действительно достоин.

Успешно складываются карьеры лауретов-журналистов Алексея ТАРАСОВА (он собкорит в «Московских новостях») и Юрия ЧИГИШЕВА. В журналистику ушла и Елена СЕМЕНОВА, получившая премию за стихи, — редактирует «КП в Красноярске». А то, что со страниц «Вечерки» исчезла Наталья ДАНИЛЕНКО, так у Наташи на то уважительная причина — сын Саша двух лет. Годовалых малышей-тройняшей Машеньку, Сережу и Сашурку растит и наша, «комковская», Даша МОСУНОВА.

Писатель-фантаст Леонид КУДРЯВЦЕВ основался в Москве, активно издается, печатается в литературных журналах, имеет изрядно наград и помимо «астафьевки». В столицах и Юлия СТАРЦЕВА — переехала в Питер, сделалась религиозна, трудится редактором в газете «Православие и жизнь», пишет мистическую прозу. А вот Антон НЕЧАЕВ — по-прежнему красноярец, уже по получении премии он издал книгу стихов «Осень в Зиме». Продолжает стихотворить и Евгений БОЧКАРЕВ из Новосибирска (почитать его можно на www.bochkarev.h1.ru).
Андрей КИНДЯКОВ премировался как артист «пушки», но теперь он в норильском драмтеатре. Выходит там на сцену вместе с еще одной лауреаткой — Анной ТИТОВОЙ, которую в этом году Красноярское СТД чествовало как лучшую актрису второго плана. А красноярская лауреатка-балерина Алла ЮХИМЧУК в 2004-м стала заслуженной артисткой РФ и еще вышла замуж.

Наконец, Минусинский драмтеатр, Красноярский краеведческий музей, библиотека-музей в Овсянке — все они (целиком или в лице отдельных подвижников-сотрудников) тоже удостоены премии имени Астафьева. И все, что называется, держат марку.

ПЛЕМЯ МОЛОДОЕ

В этом году решено не присуждать премию в номинациях «Журналистика» и «Театр». Зато литераторы получат сразу три «астафьевки»: за «Прозу», «Поэзию» и «Ранний дебют». Лауреаты этого года: прозаик из Кемерово Андрей ИВАНОВ, поэт-красноярец Иван КЛИНОВОЙ и красноярская же школьница Анастасия ЗУБАРЕВА. Церемония вручения уже послезавтра. Новые «астафьевцы», поздравляем!

Наталья СОЙНОВА
"Комок", 07.04.2004

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00

© 2012 — 2019 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»

 

 

Результаты НОК