Отключить

Купить билеты

Пресса

Полина Стружкова: «Спектакль для подростков — это эксперимент на минном поле»

21 сентября 2015

В начале 80-х эта повесть Владимира Железникова и снятый по ней фильм взбудоражили общество, подняв тему сложных, а порой и жестоких отношений между подростками. Новую театральную версию этой истории ставит в красноярском театре московский режиссёр Полина Стружкова.

Она много и успешно работает в разных театрах страны, создавая спектакли для детей. Незадолго до премьеры Полина рассказала о том, почему считает подростков самыми трудными, но очень важными зрителями, и какой эксперимент ждёт красноярскую публику в спектакле «Чучело».

Многие помнят фильм «Чучело» Ролана Быкова с 12-летней Кристиной Орбакайте в главной роли. Как соотносятся между собой фильм и спектакль?

Красноярску показали театральную версию фильма Феллини
Мы понимаем, какую волну в своё время поднял фильм Ролана Быкова, какой он имел резонанс, но мы делаем свою театральную историю. У фильма и у спектакля одна литературная основа — повесть Владимира Железникова. Не все знают, что изначально автор писал киносценарий, из которого потом сделал пьесу «Бойкот» и повесть «Чучело». Пьесу ставили ещё до выхода фильма, причём не только в СССР, но и в Германии. Там она семь лет не сходила со сцены. Мы работаем по повести.

Чем она вас привлекла?

У Владимира Железникова особый дар. Он проникает в психологию детей, в их странную, перевёрнутую, непонятную взрослым мотивацию поступков. Когда смотришь на подростков со стороны, кажется, что они поступают неадекватно, неправильно, но не можешь понять почему. А когда читаешь «Чучело», всё понимаешь. Действия тех героев, которые нам нравятся, и поступки тех, которые нам, вроде бы, не нравятся, оправданы их собственной логикой.



У подростков своя правда...

Да. Причём правду взрослых понять как-то проще, чем правду подростков. Вообще у взрослых и у маленьких детей логика более ясная. Подростки — категория самая сложная и непонятная. Кажется, что их поведение совершенно нелогично. Но у Железникова мы находим объяснение, потому что поступки детей показаны как будто изнутри. Это литература, которая хорошо воспринимается самими подростками, на которую они отзываются.

И повесть, и фильм появились в 80-х годах прошлого века. Будет ли спектакль отражать то время?

Сейчас люди, а тем более подростки изменились. Поэтому мы пытаемся сделать спектакль так, чтобы эта история была вневременная. Она вечная. У современных подростков возникают те же проблемы, они сталкиваются с такими же трудностями и попадают в похожие ситуации. Поэтому мы пытаемся уйти от каких-то конкретных привязок ко времени. Мы ставим универсальную историю о подростках. Это выражается и в сценографии Михаила Кукушкина, и в костюмах, придуманных Еленой Турчаниновой. Школьники в нашем спектакле представляются как архетипы: Красавица, Отличница, Хулиган, Клоун. Это своего рода маски, которые во все времена существуют в подростковой среде, как Арлекин или Труффальдино в комедии «дель арте».

Спектакль адресован зрителям старше 12 лет. Младше нельзя, потому что не поймут?

Дело не в понимании. Мы пишем на афише 12+, сознавая, что в зале наверняка окажутся и ребята 9-10 лет. Это допустимо. Но 6, 7, 8 лет — рановато, потому что человек должен быть защищён. До восьми лет у ребёнка другая психика. Её легко повредить, нанести травму. Наш спектакль в первую очередь предназначен зрителям 12-15 лет.

 

Подростковую аудиторию трудно заинтересовать и увлечь. Большинство театральных режиссёров просто не берутся создавать спектакли для этой возрастной категории.

Да, в этом смысле любая постановка для подростков — эксперимент, в котором обязательно надо придумать какой-то «заход» на спектакль, способ включения в историю, которая будет происходить на сцене. С первых минут надо дать понять, куда они попали, задать правила поведения и правила игры, иначе мы их потеряем как зрителей в самом начале. Короче, да, они самые трудные! Это надо признать.

Так почему же вы тогда всё равно ставите спектакли для подростков?

Человек в этом возрасте находится в сложнейших обстоятельствах, которые не снились ему ни до, ни после подросткового периода. Именно поэтому они такие непонятные. Мне кажется, что большая наша ошибка в том, что мы, ссылаясь на сложность аудитории, не пытаемся ничего для них делать. Мы ставим спектакли для детей до 10 лет, а потом сразу для тех, кому исполнилось 16. Подростков — пропускаем. А им-то как раз, несмотря на то, что они самые сложные зрители, очень важно, чтобы были спектакли, рассчитанные на их возраст. Если постановка удастся, то они станут самыми ценными зрителями, для которых спектакль — очень значимое событие. Кроме того, у подростков, — это я по себе помню, — происходит переоценка ценностей. В этот период родители перестают быть для тебя самыми главными людьми. И вот тут очень важно, чтобы появился какой-то взрослый учитель — друг. У меня, допустим, появились педагоги в киношколе. У кого-то — тренер, руководитель кружка. Очень важно внимание взрослых, но не родных. По сути, наш спектакль тоже на это направлен.

То есть, театр тоже может стать для подростков старшим другом, который их понимает и способен поддержать?

Именно так. Это наша задача, задача ТЮЗа, чтобы растущий человек понимал, что театр — это место, где с ним могут поговорить о чём-то для него важном, о том, что его сейчас волнует. Здесь можно посмотреть на свои проблемы со стороны.

Для этого необходимо как минимум доверие детей. В кино его добиться проще. А на сцене 12-13-летних подростков играют взрослые. Как сделать так, чтобы зрители им поверили?

Это основной вопрос: почему взрослые играют детей? Для этого необходима очень понятная, убедительная мотивация. Артисты, конечно, не могут просто сделать вид, что они школьники. Надо объяснить. «Чучело» — взрослый эксперимент для подростков. По условиям этого эксперимента актёры ставят себя на место героев повести, перевоплощаясь в них. Они пытаются примерить на себя чувства, мысли и мировосприятие подростков, чтобы понять, почему они так себя ведут, почему совершают такие поступки.

Интересно, как дети воспримут такие условия игры, такой эксперимент?

Вот это мы как раз и будем проверять на предварительных, предпремьерных показах. По опыту знаю, что дети могут реагировать совершенно не так, как ты планировал. Иногда это происходит из-за какой-то мелочи. Например, если в самом начале режиссёру и артистам не удалось собрать внимание зала, переключить его на что-то важное. В общем, спектакль для подростков — это минное поле. Но мы надеемся, что нам удастся по этому полю пройти, добиться включения, понимания и сопереживания.

Официальная премьера спектакля «Чучело» по повести Владимира Железникова в Красноярском ТЮЗе намечена на 1 октября. Но уже 22 и 23 сентября состоятся первые предпремьерные показы взрослого эксперимента для подростков.

 

Фото: Виктор Олейник.

 
Оксана Батуева,

интернет-газета Newslab

21.09.2015

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00

© 2012 — 2019 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»

 

 

Результаты НОК