Отключить

Купить билеты

Пресса

Какие, на хрен, эльфы?..

26 февраля 2013

"Как я стал"Красноярский ТЮЗ
Режиссер Артем Терехин,
художник Евгений Лемешонок

Она его бросила, он увлекся другою, та ответила ему взаимностью и даже доверила все свои сбережения, он ее предал и исчез с деньгами, потом раскаялся, но было поздно…

Сюжет настолько банален, что в форме читки на двух драматургических лабораториях в минувшем сентябре — на «Любимовке» и «Вешалке» в Красноярском ТЮЗе — пьеса Ярославы Пулинович «Как я стал…» меня, мягко говоря, не впечатлила. Герои казались излишне многословными, отношения между ними, равно как и их характеры — надуманными, дневниковые откровения 24-летнего раздолбая Саши с первых же минут раздражали инфантилизмом.

Но в режиссерской интерпретации Артема Терехина в тексте выявились смыслы. На «Вешалке», помню, возник спор, кто же из героев в пьесе главный? В постановке Терехина этот вопрос отпал — какая, в сущности, разница! Гораздо важнее здесь то, насколько одномоментно могут измениться представления человека о самом себе и о других. Неверный шаг, необдуманный выбор — и жизнь никогда уже не будет такой, как прежде. В ней вообще все шатко и зыбко — как неустойчивые строительные леса, на фоне которых развивается действие. По ходу спектакля персонажи то и дело на них балансируют, и достаточно одного ошибочного движения, чтобы рухнуть…

На роль Саши режиссер взял двух недавних выпускников местного театрального факультета. Оба первый сезон на профессиональной сцене, но уже успели привлечь к себе внимание в нескольких премьерах. Александра Дьяконова в этой постановке я еще не видела, но Саша в исполнении Александра Князя — один из узнаваемых героев наших дней. Благополучный маменькин сынок, легкомысленный и безответственный. В 24 года — все еще студент, не слишком обременяющий себя учебой и заботами о будущем. Единственное, что его волнует, — чтобы любимая девушка Майка была с ним. Желание само по себе не предосудительное, и переживания брошенного юноши вначале даже вызывают естественное сочувствие. Если бы не способ, которым он пытается вернуть Майю, сняв для нее квартиру на деньги другой женщины.

"Как я стал"Художник Евгений Лемешонок очень точно обозначил характеры героев через костюмы, не отказав себе в удовольствии слегка поиронизировать. Саша одет модно, броско, но без особого вкуса — в клетчатую черно-белую толстовку с капюшоном, черный пиджак, защитного цвета штаны и такого же оттенка шапку-колпак, откинутую назад. Черные кроссовки с темно-бирюзовыми вставками не очень гармонируют с этим нарядом. Еще более экстравагантный облик у 19-летней Майи (Анна Киреева): короткая белая куртка, черно-белое гипюровое платьице с ярко-красным поясом и лосины нелепой расцветки под американский флаг, заправленные в высокие белые кеды. По виду — типичные современные хипстеры. Большие очки в черной оправе придают Саше мягкость, которую влюбленная в него Маша (Елена Кайзер) ошибочно принимает за интеллигентность и благородство.

Маше 29, и она совсем иная, чем все остальные в этой постановке. Это опять подчеркивается костюмом: классически элегантные юбка, водолазка и плащ, туфли на каблуке. Рядом с Машей в исполнении Кайзер — натурой цельной и болезненно совестливой, прочие персонажи предстают существами эгоистичными и весьма ограниченными в своих потребностях. Анна Киреева нисколько не щадит свою героиню Майю: за кукольной внешностью скрывается хваткая щучка, главное желание которой — выгодное замужество. У Саши в голове еще детство, и даже его язык характерен скорее для подростка, чем для взрослого. Абсолютно по-ребячески описывает он в дневнике мечты о мести — как он станет директором огромной фирмы, у него будет красавица-жена, двое детей, постоянные поездки за границу, «а ты придешь ко мне, Майка, устраиваться на работу, такая постаревшая, в грязных сапогах, уставшая от жизни». Или вспоминает, как хорошо им было вместе: «Я твой Тибул, а ты моя Суок. Помнишь, как я пытался покусать комаров за то, что они покусали тебя?..» Эти дневниковые излияния режиссер вынес за скобки — Саша произносит их в микрофон справа от сцены, прямо перед зрителями. Громко, эмоционально, местами нервно, словно пытаясь докричаться до равнодушного к его обидам мира. Маша тоже делится своими размышлениями в микрофон — но спокойно, задумчиво, даже обреченно. Все претензии у нее только к самой себе.

Ответ, чем такой тип мог привлечь основательную замужнюю Машу, и в пьесе, и в спектакле существует: Саша взялся помочь ее маме, спивающейся тюзовской актрисе Арине Аркадьевне, вернуться на сцену. И написал для нее пьесу, которую сам намеревается поставить. Сцены с Ариной Аркадьевной у драматурга выглядят, скорее, вставными капустными номерами. О неудачной театральной судьбе она рассказывает ернически, обильно пересыпая свою речь нецензурными выражениями. В читках эти откровения неизменно шли под зрительский смех. В спектакле Терехин постарался максимально приглушить репризность — Арина Аркадьевна в исполнении Лады Исмагиловой предстала фигурой, скорее, трагикомической. Нет, местами над ее репликами действительно хочется посмеяться. Особенно когда актриса выходит в «роковом образе» шансоньетки — в черном бархатном декольтированном платье с разрезом до бедра, и, аккомпанируя себе на пианино, на узнаваемую мелодию «Институтки» с трагическим видом исполняет Сашины вирши. Но в целом судьбе ее героини действительно не позавидуешь — в театре не сложилось, а без театра жизни нет…

"Как я стал"Возможность сыграть в Сашиной пьесе — для нее последний шанс, соломинка, за которую она судорожно хватается. Но в глазах Маши, уже отчаявшейся спасать мать от попыток самоубийства, это рыцарский поступок. Князь же играет Сашу так, что очевидно: для его персонажа это всего лишь порыв, игра, веселая авантюра, ни к чему не обязывающий флирт — отчасти назло неверной Майке. К последствиям игры — серьезным отношениям с Машей, которая ради него ушла от мужа, — его Саша совершенно не готов. Как не готов он и к ответственности за надежду, которую дал Арине Аркадьевне. Авантюра неожиданно зашла слишком далеко… И даже если бы не внезапно вернувшаяся Майка, нет сомнений, что такой человек все равно расстался бы с Машей. Разве что, возможно, не так подло.

Всех своих девушек Саша водит к бетонной плите послушать журчание воды, придумав красивую сказку, что это поют эльфы, и услышать их могут только чистые сердцем. Но детство кончилось, сказка исчезла, от белых доспехов рыцаря ничего не осталось, и эльфов уже не слышно. И в самом деле, как в финале холодным ровным голосом произносит слова своего повзрослевшего героя Князь: «Какие, на хрен, эльфы?..»

Елена КОНОВАЛОВА
Блог "Петербургского театрального журнала", 26 февраля 2013 г.
Фото из архива театра

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00

© 2012 — 2019 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»

 

 

Результаты НОК