Пресса

Александр Журбин: «Малер будет петь мою музыку»

22 мая 2017
Марина Яблонская

В Красноярке побывал композитор Александр Журбин. Автор песен, музыки ко многим известным театральным постановкам, фильмам приехал в ТЮЗ, чтобы ещё раз увидеть спектакль, поставленный по его мюзиклу «Биндюжник и Король», и встретиться с публикой. Победа красноярского «Биндюжника» на самом престижном театральном конкурсе страны — спектакль взял две «Золотые маски» — вдохновила композитора на поездку в Сибирь.

 

— Ожидали ли, что Ваш мюзикл в исполнении театра из Сибири получит «Золотую маску»?

 

— Хотя спектакль очень понравился, для меня это было полной неожиданностью. Премия “Золотая маска” — помимо того, что там представлены сильнейшие постановки страны, это всегда сложные подводные течения, столкновение интересов, имён, поэтому провинциальным театрам получить премию очень и очень сложно. Когда услышал, что лучшим музыкальным спектаклем признан «Биндюжник и Король», я чуть не упал со стула.

 

Для меня постановка Красноярского ТЮЗа стала откровением. Моё сочинение ставилось много в раз в разных театрах, включая зарубежные. Каждый режиссёр находил свою краску, делал свою интерпретацию. Но такого спектакля, как красноярский, я не видел никогда. Причём здесь, по большому счёту, всё идёт по нашей с Асаром Эппелем пьесе, несмотря на то, что к данному материалу велик соблазн что-нибудь добавить — потому что Бабель писал не о реальном городе, а творил миф об Одессе... Мне нравится, что авторский замысел сохранён, при этом появились новые акценты. И это касается не только либретто. Музыкальный руководитель спектакля Ольга Шайдуллина провела очень хорошую работу — практически не изменив музыку, придала ей новое звучание. Вместо обычного оркестра играют рок-музыканты, и иные тембры тянут за собой новые смысли, окрас. Музыкальная часть (в том числе и вокал) сделана блестяще, особенно если учесть, что поют здесь актёры, не имеющие специального музыкального образования.

 

— А есть, что не понравилось?

 

— Не знаю даже. Ну, если только некоторые купюры. Например, отчасти вырезаны знаменитые номера Боярского. Например, «Нервы, нервы, нервы» во всех театрах становилась хитом. Выскакивал Боярский, пел свою безумную песню, и все зажигали под неё. Но, по всей видимости, у вашего режиссёра были свои причины убрать этот номер из спектакля. Но для того, кто не знает мюзикла и пришёл на спектакль впервые, это совершенно не принципиально. Но я, как автор, всегда жду, когда Боярский запоёт «Нервы, нервы, нервы».

 

— Почему фильм-мюзикл «Биндюжник и Король», где играют такие блистательные актёры, как Джигарханян, Гердт, Васильева, Розанова, остался малозамеченным?

 

— В начале девяностых был пик этой пьесы — его одновременно ставили десяток театров, но в кино у «Биндюжника» судьба не сложилась. Конец 1980-х — начало 1990-х — самые страшные годы в экономике перестроечной России: людям было не до кино и театра. Фильм попал под тяжёлый удар времени. Если бы не это, фильм бы получил всевозможные российские кинонаграды и был бы обязательно замечен. Картина же Владимира Аленикова, на мой взгляд, очень хорошая. По сути, это единственный драматический мюзикл в кино за всю историю России. Были, кончено, музыкальные ленты в тридцатые годы — «Цирк», «Волга-Волга», в новые времена — «Мэри Поппинс», «Небесные ласточки», но это всё лёгкие комедии. «Биндюжник» — настоящая драма, семейная трагедия. Мне рассказывал Володя Алеников, что в Англии в одной из киношкол этот мюзикл является предметом бесконечного разбора, они изучают, как устроен этот русский мюзикл.

 

— Но Вы стали пионером не только в этом жанре. Вы — автор первой рок-оперы «Орфей и Эвридика», которая вышла на театральные подмостки Советского Союза. Не боялись, что попадёт, что закроют Вам все пути-дороги?

 

— То, что «Орфей и Эвридика» вышли на сцену — уникальный для того времени случай, стечение многих обстоятельств. Для этого нужно было оказаться в нужном месте в нужное время. Многие тогда хотели сделать нечто подобное — в то время как раз вышла и пользовалась бешеной популярностью рок-опера «Иисус Христос — суперзвезда». Все хотели написать сочинение в подобном жанре и даже писали. Градский до сих пор говорит мне, что написал рок-оперу раньше меня. Написать-то написал, но поставлено это тогда не было. Мне же удалось реализовать свою мечту, более того, это был один из самых успешных спектаклей за всю историю советской власти — его сыграли три тысячи раз, это просто нереально. И главное то, что спустя годы в 2017 году это произведение ставят сразу несколько театров в стране. Хотя сорок лет назад меня уверяли, что успех рок-оперы случаен и заключается лишь в том, что раньше такого в нашей стране не было, люди ничего подобного не видели, поэтому и идут.

 

Сорок лет назад мы были уверены, что спектакль обязательно запретят, дадут один-два раза сыграть, а потом снимут с репертуара. Такого в театре не допускалось — чтобы по сцене бегали полуобнажённые люди. Но на худсовет пришёл известный, всеми уважаемый композитор Андрей Петров, человек очень прогрессивный, он знал, как надо вести себя в такой ситуации. Стал первым выступать: «Я считаю, что замечательный спектакль, его нужно всячески поддержать, это наш ответ Западу, мол, посмотрите, что советский композитор написал…». А после него выступил муж Галины Улановой танцовщик Константин Сергеев: «Я поддерживаю Андрея Павловича». И спектакль разрешили.

 

— Работаете ли Вы в песенном жанре? Или это в прошлом? Наверное, последняя Ваша песня, которую я могу назвать — это «Тучи в голубом», написанная для картины «Московская сага».

 

— Как и многие мои коллеги, я больше не пишу песен. Не пишет их и Дунаевский, Рыбников. Мы не работаем больше с эстрадой — ситуация изменилась. Попробуйте вспомнить авторов песен, которые победили на том же «Евровидении». Вряд ли получится: какие-то продюсеры ставят музыкальные эксперименты, что-то химичат, поэтому и песни получаются неживые, химические. Поэтому они и забываются в момент. А вот «Тучам в голубом» уже, между прочим, десять лет. Я когда её в концертах исполняю, все подхватывают и поют. Кино для композиторов тоже сегодня закрыто — в фильмах не стало песен, нет музыкальных структур.

 

Вообще невозможно заранее предугадать, какая песня станет шлягером, какая нет. Это всегда загадка. Многое зависит от случайности. Та же а-ля фронтовая песня «Тучи в голубом» должна создавать атмосферу 1940-х, и в принципе она не должна была никуда пойти. Но Кристине Орбакайте, которая пела её в «Московской саге», она понравилась, певица исполнила её на кремлевском концерте, где присутствовало всё руководство страны, включая президента. Все сказали: «Какая песня классная!» И она начала везде звучать.

 

— Ваш сын — композитор, довольно успешно работает в кино, но американском. Советуется ли он с Вами?

 

— Лев — композитор, альтист, автор музыки к фильмам. Он — замечательный музыкант, на мой взгляд, талантливее меня, просто ему пока не повезло так, как мне в своё время. Но он молод, у него всё впереди. Он ещё не звезда, но его знают, он исколесил с концертами почти все Соединённые Штаты. В своё время я пытался завоевать Америку, уехав туда в 1990-е, но оказалось, что в моём возрасте это уже бесполезно, разница в менталитете, морали, образовании очевидна. Лев же живёт в США с 11 лет, и у него есть все шансы, чтобы их покорить.

 

Сын очень внимательно относится ко мне и моему творчеству. У меня на днях состоится премьера оперы в Москве. Он специально прилетает ко мне на премьеру. Это оперный триптих «Метаморфозы любви». К этому сочинению я шёл долго — писал его лет пять. В нём заключена моя огромная и вечная любовь к музыке Малера, к Германии, немецкой литературе, философии. Героями оперы являются Рильке, Гёте… Произведение очень необычное, но мне нравится. Не знаю, как воспримет публика, возможно, будет ругаться и плеваться… Конечно, это величайшая наглость с моей стороны, когда великий композитор Густав Малер, персонаж оперы, будет петь музыку Александра Журбина. Надо сказать, что там очень много музыкальных цитат, не только из Малера, но из музыки Ницше — мало кто знает, но философ был композитором.

 

Досье

 

Александр Журбин — композитор, заслуженный деятель искусств РФ, член Союза композиторов, Союза кинематографистов, Союза театральных деятелей и Союза писателей. С одной стороны, он успешно работает в так называемых академических жанрах, где им сочинено немало произведений — симфоний, концертов, сонат и т. д. Также его перу принадлежит множество эстрадных песен, он — автор мюзиклов, рок-опер. Написал музыку более чем к пятидесяти художественным фильмам, наиболее известные — «Эскадрон гусар летучих», «В моей смерти прошу винить Клаву К.», «Мелодия на два голоса», «Биндюжник и Король», «Женатый холостяк».

 

В тему

 

Красноярский ТЮЗ участвовал в конкурсной программе национальной театральной премии «Золотая маска» с музыкальной трагикомедией «Биндюжник и Король» по мотивам произведений Исаака Бабеля. Театр был представлен в категории «Оперетта-мюзикл» и выдвинут на соискание премии сразу в восьми номинациях. Жюри присудило театру две «Маски»: лауреатом стал режиссёр-постановщик спектакля Роман Феодори, также «Биндюжник» признан лучшим спектаклем в категории «Оперетта-мюзикл».

Фото: Андрей Меркулов

«Городские новости», Марина Яблонская, 22 мая 2017 г.

 
Фасад театра юного зрителя в Красноярске

КРАСНОЯРСКИЙ ТЕАТР ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ
Красноярск, ул. Вавилова, 25, 660025

Телефон приемной: +7 (391) 265-60-05
Телефон касс: +7 (391) 213-10-32, 213-14-65

КАССА РАБОТАЕТ
ежедневно с 10.00 до 20.00
Обед: 12.30-13.00, 15.30-16.00

© 2012 Краевое государственное автономное учреждение культуры «Красноярский театр юного зрителя»

Создание ПО сайта: Vaviloff&Quindt
Логотип: Проектно-маркетинговая группа «+1»